USD ЦБ — 64,25 -0,11
EUR ЦБ — 70,85 -0,08
Brent — 59,38 +0,44%
October, Wednesday

Subscribe

e-mail:

Question of the week

Will the russian Turkish stream be launched, or an apology to Erdogan is not enough?

poll archive

News // В тренде

Записки впечатлительной журналистки Neftegaz.RU о том, как ведется сейсморазведка на Ханде. На практике

28 March 2019 , 15:46Е. АлифироваNeftegaz.RU1989

Москва, 28 мар - ИА Neftegaz.RU. Второй день на Хандинском лицензионном участке, разработка которого ведется в рамках Восточной газовой программы ПАО «Газпром», для впечатлительной журналистки Neftegaz.RU оказался очень насыщенным.

Предстояло увидеть, как на практике осуществляются сейсморазведочные работы 3D, которые «Газпром геологоразведка» и ее основной подрядчик по проекту «ТНГ-Групп» ведут на Ханде.

 

Сотрудники сейсморазведочной партии отправились к местам своей работы ранним утром. Они спокойно и деловито рассаживались по вахтовкам, рабочий день начинался.

У журналистов рабочий день позже.

Плотно позавтракав и переодевшись в спецодежду мы с некоторым трудом погрузились в вахтовку.

Во всем нужна сноровка и уже на второй раз мы влетали в вахтовку с гораздо большей ловкостью.

Затем мы отправились на объекты проведения сейсморазведочных работ.

 

И уже на этом моменте стала понятна важная особенность проектов, находящихся на стадии геологоразведочных работ - отсутствие развитой инфраструктуры и большие расстояния.

Если на давно разрабатываемом месторождении вся инфраструктура расположена более-менее компактно, то на Ханде до места работ надо еще добраться.

Дорога до места проведения буровых работ заняла больше часа.

 

Бурение скважин для заложения взрывчатого вещества осуществляется с целью инициации колебаний, которые впоследствии будут фиксировать сейсмоприемники.

Бурение взрывных скважин ведется с помощью мобильной буровой установки.

Ее габариты скромные, но в условиях просек шириной 4 м это очевидное преимущество.

А по своим возможностям установка полностью соответствует поставленной задаче.

Благодаря компрессору пневмоударник позволяет разбуривать твердые пласты пород.

 

На данный момент на Хандинском лицензионном участке работают 30 бригад бурильщиков.

За смену бригада бурит минимум 20 скважин (если работать приходится с особо твердыми породами), а обычно - 30-40 скважин.

Скважины размещаются на 40 линиях через каждые 50 м, расстояние между линиями - 300 м.

Скорость работы высокая - скважины бурятся на небольшую глубину (от 9 до 12 м), а опыт бурильщиков позволяет делать это в режиме конвейера - без лишних движений, четко и профессионально.

Бурение скважины заняло едва ли 15 минут, а еще через несколько минут бригада была готова бурить скважину у следующего пикета (метки, установленной топографом, на этапе подготовки профилей к поведению сейсморазведочных работ).

 

Сами взрывные работы (или «отстрел», как их называют геофизики) проводятся ночью.

Это обусловлено тем, что ночью на работу сейсмоприемников влияет гораздо меньше помех.

В первую очередь имеются в виду техногенные помехи, связанные с движением транспорта, вертолетами, тяжелой техникой, буровыми установками и другим оборудованием.

Сейсмоприемники настолько чувствительны, что регистрируют даже передвижения людей и животных.

Говорят, что опытный оператор сейсмостанции может по сигналу определить, что за животное прошло вблизи сейсмоприемника.

Зарядку скважины осуществляет бригада взрывников. Работы опасные, поэтому внимание к технике безопасности здесь повышенное.

Обязательно выставляется аншлаг (объявление) об опасной зоне, затем в скважину спускается заряд (около 3 кг в тротиловом эквиваленте).

На один кв. км приходится порядка 70 таких заряженных скважин.

Отстрел осуществляет уже другая бригада в ночное время.

Но нам продемонстрировали взрыв, чтобы мы могли понять его масштаб.

Подготовительная процедура здесь еще более обстоятельная.

Выставляется предупреждающий аншлаг, этапы подготовки к взрыву сопровождаются звуковыми сигналами - 2 свистка означает готовность, 3 предупреждают о взрыве.

Сама подготовка к взрыву осуществляется взрывником, который подключает дешифратор (взрывмашинку) через боевую магистраль к заряду в скважине.

Импульс, инициирующий взрыв, подается с сейсмостанции, где регистрируются отраженные от подземных горизонтов волны.

Взрыв практически не ощущается, несмотря на предупреждение и напряженное ожидание мы почти его пропустили.

Но в этом вся суть работ. Ведь целью взрыва в сейсморазведке являются не разрушения, а изучение структуры недр.

 

Более-менее разобравшись с источниками сигналов, мы отправились знакомиться с приемниками сигналов.

Дорога к сейсмостанции окончательно развеяла заблуждения впечатлительной журналистки Neftegaz.RU относительно орогидрографических условий участка.

Из иллюминатора вертолета горы казались достаточно пологими, но по тому, как тяжело вахтовка преодолевала очередной подъем, стало понятно, насколько первое впечатление было обманчиво.

А когда сама идешь по просеке, проложенной по склону горы, во всей полноте ощущаешь, как это непросто.

А ведь сейсморабочим приходится проходить по этой сложной местности совсем не тот символический километр, который кое-как преодолели журналисты, добираясь от сейсмостанции к просеке, где шла размотка приемной линии (сейсмокосы) и расстановка сейсмоприемников (геофонов).

В обиходе геофизики называют сейсмоприемники «морковками».

Определение очень меткое, поскольку есть сходство и по форме и по способу размещения, даже оранжевый цвет сейсмокабеля поддерживает эту ассоциацию.

Кстати, чуть позже нам удалось увидеть, что из себя представляет «морковка» изнутри.

 

Возвращаясь к размотке сейсмокабеля, здесь тоже все оказалось не так просто, как кажется.

Бригада сейсморабочих на гусеничном вездеходе едет, разматывая косу по линии приема сигнала.

Эти линии идут перпендикулярно линиям возбуждения, причем проложены более плотно - на расстоянии 150 м друг от друга.

Следом за «танком» идет сейсморабочий, который заглубляет группу сейсмоприемников в снег.

Вот только идет - это слабо сказано, нам еле-еле удалось его догнать через 50 м, когда он ставил следующую группу сейсмоприемников, хотя мы почти бежали! Стальные тут люди!

Ведь далеко не везде удается разматывать косы механизировано, передвигаясь на «танке», где-то приходится идти без поддержки техники.

А расстояния это немалые - в сутки бригада сейсморабочих проходит 10 км.

Если считать по всем 10 бригадам, то в день на Ханде разматывается и собирается 100 км кабеля, всего же на профилях размотано 1100 км кабеля.

Установлено 22 тыс. каналов (групп сейсмоприемников), а если учесть, что в группе 6 приемников, то всего на Ханде сигнал принимают 132 тыс. приемников.

Но, учитывая масштаб работ, даже такого количества каналов не хватает, они покрывают лишь 5% изучаемой площади.

Поэтому тут тоже включается конвейер - отработавшие косы сматываются и дальше они вновь разматываются на новых линиях приема, все ритмично и продуманно.

 

Финальной точкой приема сигнала в полевых условиях является сейсмостанция, которая слышит и видит каждый подключенный сейсмоприемник.

На мониторы операторов выводится информация по всем косам, размотанным на текущий момент на участке работ.

Более того, можно посмотреть более детально, проследив состояние каждого канала на косе.

Собираемая здесь информация записывается на жесткие диски, которые специалисты «Газпром гелогоразведки» будут изучать в центре обработки и интерпретации.

 

После того, как мы побывали на сейсмостанции, нам удалось полюбоваться видами прибайкальских гор в районе села Карам - единственного населенного пункта на территории Хандинского лицензионного участка.

Красоту этого края сложно описать словами - сдержанную, суровую, захватывающую дух.

Находясь еще под впечатлением от красоты этих гор, мы отправились на вторую площадку сейсморазведочной партии.

Она показалась мне меньше основного вахтового поселка, но очень уютной и гостеприимной.

Там нас ждал плотный и очень вкусный обед.

Пожалуй, поездка на Хандинский лицензионный участок стала для впечатлительной журналистки Neftegaz.RU самой насыщенной не только в плане впечатлений, но и разнообразия и вкуса блюд (и размера порций, чего уж там!), которыми нас баловали повара сейсморазведочной партии.

 

А потом мы поехали «домой». Так совпало, что большинство из журналистов, не сговариваясь, начали называть основную базу сейсморазведочной партии домом.

Так на нас подействовало гостеприимство «Газпром геологоразведки» и «ТНГ-Групп»!

Но уже на следующее утро пришлось возвращаться по-настоящему.

Снова из иллюминатора вертолета открывался захватывающий вид - покрытые тайгой горы, прочерченные извилистыми лентами рек и прямыми линиями сейсморазведочных профилей.

Но на этот раз никаких иллюзий по поводу красоты видов не оставалось и в помине.

Это суровые места и работать здесь могут только сильные духом люди!

 

Первую часть материала можно прочитать здесь.

Comments

No comments yet.

Post a comment

Related news